Кровью и потом: Реальная история (заключительная часть)

На квартире Дорбола они приступили к упаковке тел. Григу положили в кожаный диван. Тело Кристины поместили в картонную коробку. После этого диван с коробкой перенесли в минивэн, так что со стороны было похоже на то, что люди просто переезжают. Тела выгрузили на складе, и положили на пластиковую пленку, расстеленную на полу. Срезав одежду с окоченевших трупов, преступники тщательно вытерли их полотенцами, уничтожая отпечатки пальцев. Потом они включили вентиляторы, и попытались запустить бензопилу, чтобы расчленить тела.

Вышло так, что бандиты не прочли инструкцию, в которой было сказано, что перед работой нужно залить масло в специальный резервуар. Мотор пилы проработал всего несколько секунд и заглох. Дельгадо поехал за маслом, но когда он его привез, пила все равно не запустилась — видимо, пытаясь завести ее без масла, преступники сожгли мотор…

В тот день в особняк Григи приехала домоправительница Эстер Тот, прибиравшаяся там по пятницам. Собака, просидевшая в одиночестве больше суток, разодрала в доме всю мебель. Стало ясно, что случилось что-то плохое: Фрэнк и Кристина никогда не оставляли пса одного, он был для них как ребенок. Эстер немедленно позвала на помощь соседку Джуди Бартуш. Джуди сперва предположила, что пара улетела на Багамы, но там никто не брал трубку. Ламборгини не было в гараже. Наконец, Джуди нашла в спальне билеты на самолет на утро 25 мая, на них лежали паспорта Фрэнка и Кристины. Джуди немедленно помчалась к ресторану Shula’s, и узнала, что в среду Грига и Кристина там не появлялись. Менеджер ресторана сказал ей, что видел желтый Ламбо на Мэйн Стрит вечером того дня («Эту машину трудно не заметить, леди»). Джуди проехала по всей Мэйн Стрит, и не нашла Ламборгини, но зато она увидела тот самый золотистый Мерседес, на котором в среду приезжали к Григе его новые партнеры по бизнесу, два огромных качка. Джуди записала номер Мерседеса, после чего отправилась в полицию, подав там заявление о пропаже Фрэнка Григи и Кристины Фертон.

Тем временем Луго явился в магазин со сломанной бензопилой, и потребовал обменять ее. На сей раз он взял электрическую пилу — для верности. На складе бандиты положили решетку на две бочки — это был операционный стол. Эдриан Дорбол надел перчатки, очки, резиновые сапоги, и запустил пилу, в то время как Луго и Дельгадо ушли в другой конец склада. Дорбол начал пилить тела.

Пила была предназначена для дерева, а не для мяса и костей. Зубья моментально забились прекрасными, густыми волосами Кристины, когда Эдриан отпиливал ей голову, и пила стала бесполезна после нескольких минут работы. Дэнни рассвирепел. Он переоделся в спортивную одежду, и пришел на помощь Эдриану. У них был еще топор, старый добрый способ отделять части тела.

На протяжении нескольких минут Дельгадо сидел в одиночестве, и слушал, как топор в другом конце склада врезается в тела, и хрустят кости. Наконец, дело было сделано — в одной бочке лежало тело Кристины, в другом — Фрэнка. Головы убитых положили в два пластиковых ведра, в третьем ведре были кисти рук и ступни ног.

На этом кровавый ужас не закончился. Внезапно Луго и Дорбол поняли, что жертв могут опознать по зубам. Они пытались вырвать зубы пассатижами, но ничего не вышло — те сидели слишком крепко. Тогда бандиты стали рубить головы все тем же топором, уже тупым и зазубренным, и в результате разрубили их, отделив челюсти и попутно уничтожив глазницы. После этого они начали отрезать пальцы от кистей рук — для этого они пользовались армейским ножом. Это была тяжелая работа, но Луго и Дорбол были силачи, и они справились.

Уставший Дорбол попросил Дельгадо отвезти его на свидание с Синди Элдридж, к которой он вернулся после расставания с Беатрис Вейланд. Дельгадо высадил Эдриана, отдал минивэн в прокатную контору, и вернулся на склад уже затемно на своем Субурбане. Там он увидел жуткую картину: Дэниел Луго, стоя на улице рядом с пылающей железной бочкой, жарил на решетке отрезанные части тел жертв и куски их черепов, стараясь сделать невозможным опознание, и выглядел так, словно готовил барбекю на пикнике. При этом он помогал себе газовой горелкой, дополнительно обугливая кончики пальцев убитых. Дельгадо в ужасе закричал, чтобы он убрал бочку внутрь склада. Его могут заметить! Луго немедленно согласился, и потом еще минут двадцать жарил останки Фрэнка и Кристины внутри помещения, пока смрад там не стал невыносимым.

Субботним утром 27 мая Ллойд Альварес, друг Фрэнка и Кристины, доставивший им водный мотоцикл в роковую среду 24 мая, ехал на своей машине по автостраде, когда увидел движущийся навстречу желтый Ламборгини Григи. Вот новое удивительное совпадение, словно прямиком от голливудского сценариста! Развернувшись на 180 градусов, Ллойд начал преследование. Он увидел, что суперкар сопровождали черный Субурбан и золотистый Мерседес. Поравнявшись с Мерседесом, Ллойд увидел за рулем того самого накачанного парня, с которым он познакомился в среду в доме Григи… Тогда Ллойд прекратил преследование, понимая, что он и сам в опасности рядом с этими людьми. Он уже не сомневался в том, что «бизнес-партнеры» замешаны в пропаже предпринимателя и его подруги, и что с Фрэнком и Кристиной случилось что-то ужасное.

В тот день Луго, Дельгадо и Дорбол наводили порядок в квартире. Им помогала подруга Эдриана Синди, которой объяснили кровь на стенах и на полу жестокой дракой между Луго и Григой. Синди помогала красить стены, покрытые каплями крови, не подозревая, что становится соучастницей страшного преступления. В неведении она приняла предложение Дорбола жениться на ней, и 30 мая, спустя считанные дни после убийства, Эдриан и Синди зарегистрировали брак. Как девушка выяснила позднее — исключительно для того, чтобы она не смогла свидетельствовать против Эдриана в суде, будучи его законной супругой.

Утром 28 мая, в воскресенье, Ламборгини Фрэнка нашли в заброшенной болотистой местности в трех милях к западу от Флоридской магистрали. Двери были открыты, ключ в замке зажигания. Полицейские выяснили, что заявления об угоне не поступало. Машину увезли на эвакуаторе на полицейскую стоянку.

Ночью Луго, Дорбол, и еще один посетитель спортзала Sun Gym, Марио Грей, которого Луго попросил о помощи, погрузили бочки с телами убитых в арендованный грузовик, и сбросили их в дренажной канаве к северо-западу от Майами. Грей понятия не имел, что в бочках, и не задавал лишних вопросов.

Дело запахло керосином: слишком много нитей тянулось от пропавших к Луго и Дорболу. Их видели в среду в доме Григи, с ними Фрэнк и Кристина уехали в ресторан и не вернулись, Луго на шоссе видел Ллойд Альварес…

Спустя восемь дней после исчезновения Фрэнка и Кристины детективу Эду Дюбойзу позвонил его давний знакомый из полиции, Эл Харпер. Он сообщил, что у них сейчас расследуется дело о пропаже людей, и один из подозреваемых, похоже, тот самый парень, которого обвинял в своем похищении Марк Шиллер — Дэниел Луго.

Трудно было не сложить два и два! Дюбойз немедленно отправился на встречу с сержантом Феликсом Джименезом, расследовавшим дело о пропаже венгерской пары, и рассказал ему все о случае Шиллера, который отказалась принимать полиция. Джименез немедленно вызвал из Колумбии Марка, прилетевшего в Майами в пятницу 2 июня. Теперь уже никто не смеялся, не говорил о выдумках, Оскарах, и проверке на детекторе лжи. Полицейские взялись за работу. У них были имена Джона Миза, Дельгадо, Дэниела Луго и его бывшей жены Лилиан Торрес, на которую оформили получение страховки за жизнь Шиллера. Это было начало громкого дела «Банды Sun Gym».

3 июня в городском парке было мобилизовано 75 полицейских, готовых к аресту подозреваемых. Первым взяли Джорджа Дельгадо, арестованного дома в 8:30 утра. Джордж утверждал, что Шиллер был должен ему 200 тысяч. Дельгадо якобы нанял Луго, чтобы тот выбил эти деньги, а Луго обманул его, забрав все себе.

Синди, новоиспеченная жена Эдриана Дорбола, пила утренний кофе, когда в дом постучали офицеры. Она открыла дверь. Группа захвата была наготове, но Дорбол не сопротивлялся. Он спокойно отправился в участок, напоследок заверив супругу, что ему «просто зададут пару вопросов». Копы немедленно обыскали квартиру, и нашли буквально сотни предметов из дома Марка Шиллера. Самой курьезной находкой был фотоальбом Шиллера с его медового месяца… На допросе Дорбол сперва признался в похищении Марка, потом перестал говорить. Его последние слова, сказанные полицейским: «Не бывать мне больше на свободе».

Джон Миз присутствовал на чемпионате по бодибилдингу. Он просто тихо вышел из зала в сопровождении копов, пока намазанные маслом участники конкурса позировали на сцене

Когда пришли за главным подозреваемым в квартиру Сабины Петреску, его не было. Он исчез. Но в этой квартире было множество улик — одежда Кристины и Фрэнка со следами крови, скотч, которым преступники связывали свои жертвы, пистолеты, наручники… На допросе Сабина убежденно рассказывала полицейским, что Дэнни Луго — правительственный агент на секретном задании. Только тогда ей открыли глаза на то, кем он был на самом деле. И она призналась, что Дэниел накануне улетел на Багамы «на выполнение секретной миссии»

Через пять дней на Багамы отправилась оперативная группа. Дэнни был арестован в отеле Монтегю в Нассау, и отправлен обратно в США коммерческим рейсом. Когда самолет остановился на взлетной полосе, Дэниел с удивлением обвел взглядом множество полицейских машин и толпу копов, встречающих его. «Это все для меня?» — потрясенно спросил он. Детектив, сидевший рядом, ответил ему: «Я же говорил тебе, Дэнни, что у тебя есть кое-какие проблемы в Майами».

Пресса освещала события буквально шаг за шагом. Ужасная история пыток Шиллера и смерти Фрэнка Григи и Кристины Фертон обрастала все новыми и новыми подробностями, и заставила похолодеть весь город. Луго, в отличие от Дорбола, сотрудничал со следствием, и согласился показать местонахождение тел убитых. Эд Дюбойз наблюдал за развитием событий, не понимая, почему Григе и его подруге пришлось заплатить такую страшную цену за бездействие полиции. «Каково это — жить с кровью на руках?» — с горечью спрашивал Эд следователей.

11 июня бочки с телами были найдены и вскрыты.

Рук, ног и голов не было, но медики обнаружили у женщины силиконовые имплантанты, которые имели уникальную маркировку. По ним проследили путь до врача, делавшего операцию по увеличению груди, и таким образом доказали, что тело действительно принадлежит Кристине Фертон (это был первый случай в истории, когда тело опознали по грудным имплантантам). Местонахождение частей тел было неизвестно еще месяц, после чего прозвучал анонимный телефонный звонок. Кто-то сообщил, что недостающие части находятся в ведрах, разбросанных за городом вдоль Аллеи Аллигаторов между трассой Сограсс и резервацией индейцев-семинолов.

Летом и осенью 95-го были новые аресты. Джон Миз, отпущенный после допроса в первый день, был арестован уже окончательно. Арестовали жену Дорбола Синди Элдридж. Нашли и арестовали Карла Уикса (он почти спился) и Стивенсона Пьера. Добрались до всех: до Марио Санчеса, помогавшего похищать Шиллера, до Марио Грея, помогавшего сталкивать бочки в канал, и даже до парня, который перебил номера на черном БМВ Сабины. Последние двое отделались условными сроками (Грей, в конце концов, даже не знал, что было в бочках), Санчес получил два года. Все активно сотрудничали со следствием, припомнив все, что только можно. Сабина Петреску, расставшаяся с иллюзиями о своем «агенте ЦРУ», получила иммунитет в обмен на полное признание — она была в курсе всех планов банды и знала множество подробностей. Что же до Карла Уикса и Стивенсона Пьера, этим двоим дали по десять лет тюрьмы — следствие сочло, что оба находились под сильным влиянием главных членов банды, в том числе Уикс, давивший колесами машины Марка Шиллера.

Джон Раймондо, «эксперт по избавлению от тел», также был арестован. Судя по всему, это именно он перегнал Ламборгини в болота. Его задержание повлекло за собой уже его собственное расследование, итогом которого стало обвинение в похищении человека, не имеющего отношения к «делу Sun Gym» и восемь лет тюрьмы. Синди Элдридж обвиняли в соучастии из-за того, что она помогала убирать следы крови в квартире Дорбола, но все свели к условному сроку, поскольку так и не доказали, что она знала в тот момент об убийстве.

Наконец, пришел черед самых крупных участников «дела банды Sun Gym». Джордж Дельгадо, совершенно раздавленный арестом, с самого начала сотрудничал со следствием, как только мог, и в итоге адвокаты добились для него 15-летнего срока.

Отбор присяжных для суда над остальными фигурантами дела начался лишь в январе 98-го, спустя почти три года после убийства Фрэнка и Кристины. Было назначено два состава присяжных — один для суда над Луго, другой для Дорбола и Миза. Процессы проходили одновременно.

Суд начался 24 февраля 1998 года, и тянулся целых десять недель, став самым дорогостоящим и длительным процессом в истории округа Дейд. Было заслушано 98 свидетелей обвинения, представлено примерно 1200 улик. Защита заслушала ОДНОГО свидетеля (для Миза).

Устроитель конкурсов бодибилдеров Джон Миз обвинялся по 39 (!) пунктам, среди которых были даже покушение на убийство и вымогательство (хотя в этом он был чист). Но вскрылись десятки случаев отмывания им криминальных денег, нотариального мошенничества и просто прямой подделки документов (тяжелейшее преступление в Штатах). При этом Миз упорствовал в своей невиновности, отверг предложение признать вину и получить 9 лет, и в итоге судья Алекс Феррер приговорил его к 56 годам тюрьмы, что означает практически пожизненное.

Адвокаты же Луго и Дорбола оказались в беспомощном положении. Это был тот случай, когда обвиняемые не просто были стопроцентно виновны по всем статьям — они буквально наводили ужас. Они признаны вменяемыми, они собрали все отягчающие обстоятельства, какие только возможно, они проявили поистине звериную жестокость и леденящую кровь расчетливость. Верхом мечтаний защиты был пожизненный приговор.

Летом 98-го прокурор Гейл Левайн пригласила Марка Шиллера для последнего выступления перед судьей Алексом Феррером, который заслушивал все аргументы сторон, готовясь к вынесению окончательного решения. Марк все время расследования жил в Колумбии, и более десятка раз прилетал в Майами для дачи показаний и помощи следствию. На это последнее выступление перед Феррером он имел полное право не являться. Его адвокат не рекомендовал ему покидать Колумбию, гарантируя, что приговор и так будет максимальным. Но Марк хотел «забить последний гвоздь в крышку гроба этих подонков». И он прилетел, выступив перед судьей, и описав все, через что прошел, не упустив ни единой подробности.

Как только Марк Шиллер закончил свое выступление, его арестовали прямо в зале суда. Трудно представить себе потрясение, пережитое им в этот момент. Агенты ФБР охотились за ним все три года, пока длилось следствие, и не трогали его до самого последнего момента. Оказалось, что они раскрыли участие Шиллера в давнем мошенничестве с медицинскими страховками, принесшее ущерб США в размере 14 миллионов долларов. Прокурор потребовал 25 лет — на десять лет больше, чем получил Джордж Дельгадо.

И тут судья Алекс Феррер использовал свое исключительное право защиты подсудимого перед присяжными (случай для судьи почти уникальный). Алекс отметил мужество Марка, его помощь следствию, и особенно страдания, которые он пережил. Все это, по мнению Феррера, должно смягчить приговор по делу о мошенничестве. В итоге Шиллер получил минимальные по такому обвинению 4 года, и вышел на свободу через 2. Кроме того, его обязали выплатить $ 137 000 компенсации. Определенно, ему стоило послушаться своего адвоката. Марк получил срок после того, как потерял деньги, дом, здоровье — и даже когда вышел фильм Майкла Бэя, ему не досталось ни единого цента.

Что же касается Луго и Дорбола, ни в одном присяжном не мелькнуло ни тени сочувствия. 14 мая 1998 года Дэниела Луго признали виновным по 16 пунктам (среди них убийство, похищение, ограбление, мошенничество) и рекомендовали смерть. Эдриан Дорбол получил такую же рекомендацию. И это были очень быстрые совещания присяжных — всего по несколько минут, очевидно, по причине единогласного решения. 17 июля 1998 года судья Алекс Феррер приговорил Джозефа Дэниела Луго и Ноэля «Эдриана» Дорбола к смертной казни.

С тех пор прошло много лет (Дельгадо уже вышел на свободу), а они до сих пор сидят в камере смертников, ожидая неизбежного конца… Зная обстоятельства дела, нельзя не признать, что совершенно напрасно Майкл Бэй снял свой фильм в жанре комедии.

Источник: kino-mira.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*