День Тарковского

Сегодня 86 лет со дня рождения великого советского режиссёра Андрея Тарковского. Кто-то считает его гением, кто-то категорически не принимает, но факт остаётся фактом: Тарковский был и остаётся одним из самых выдающихся кинорежиссёров в мире.

Творчество Андрея Тарковского представляет собой значительное и необычное явление мировой культуры. Его фильмы образуют величественный цикл о страданиях и надеждах человека, взявшего на себя бремя нравственной ответственности за весь мир. Концептуальные и художественные решения Тарковского отличаются оригинальностью и глубиной. События его фильмов погружены в атмосферу загадочности и многозначности, которая побуждает зрителя искать различные, порой взаимоисключающие интерпретации.

О фильмах:

«Иваново детство» (1962, по мотивам рассказа Владимира Богомолова «Иван», «Золотой лев святого Марка» на кинофестивале в Венеции, 1962 год и более 10 призов на других кинофестивалях) сделало имя Тарковского знаменитым, а его метафоричный новаторский киноязык — объектом споров и киноведческих изысканий. Кинорассказ о десятилетнем разведчике построен на контрасте между естественной гармонией детства и уродливой стихией войны, историческая конкретика которой перерастает во вневременной конфликт между жизнью и смертью, светом и тьмой. Война увидена как конечная точка Истории — Апокалипсис.

Картина «Страсти по Андрею» (1966, приз на кинофестивале в Канне, 1969), включенная в список 100 лучших фильмов в истории кино (1978), подверглась сокращениям и вышла на экраны в 1971 году под названием «Андрей Рублёв». Жизнь великого иконописца стала отправной точкой для размышлений о судьбе художника в России. Сама Россия 15 века предстает в трагической обыденности. Тарковский стремился, по его словам, к правде прямого наблюдения, достигая эффекта почти документальной достоверности. Грандиозные массовые и батальные сцены отличает виртуозная организация внутрикадрового движения. Постановочный размах сочетается с классической красотой каждого кадра.

 

В «Солярисе» (1972, по роману Станислава Лема, «Серебряная пальмовая ветвь» и приз экуменического жюри на кинофестивале в Канне, 1972) Тарковский обращает свой взгляд в будущее, чтобы обнаружить в нем непреложные ценности: красоту земного пейзажа, патриархальный уют дома, бессмертные произведения искусства и неизменность нравственного закона.

 

«Зеркало» (1975) — автобиографический фильм, построенный на воспоминаниях о детстве, матери и отце — замечательном поэте Арсении Тарковском, чьи стихи звучат за кадром. Фильм, лишенный линейного повествования, построен на изощреннейшем ассоциативном монтаже. Рядом с глубоко личными мотивами здесь присутствует живое дыхание истории. Интимные воспоминания перемежаются событиями мирового значения, запечатленными в редких малоизвестных хроникальных кадрах.

 

В «Сталкере» (1979, по роману братьев Стругацких «Пикник на обочине», премия экуменического жюри кинофестиваля в Канне, 1982) причудливый кинематографический язык Тарковского претерпевает ряд изменений, становясь внешне аскетичным, но технически более сложным. Фильм предельно очищен от внешних примет фантастического жанра. Изображение почти монохромно, некоторые планы небывало длинны по метражу, движение внутри кадра порою почти незаметно. И если это фильм-путешествие, то скорее всего, в пространстве человеческой души.

 

«Ностальгия» (1983, Италия-Франция, Гран-при, приз экуменического жюри на кинофестивале в Канне, 1983) рассказывает о русском поэте, умершем в Италии от тоски по Родине. Фильм снят в той же, внешне аскетической манере, адекватно передающей душевный кризис героя. В картине отчетливо звучит мотив личной жертвы.

 

Мотив личной жертвы получит развитие в шедевре «Жертвоприношение» (1986, специальная премия, премия экуменического жюри на кинофестивале в Канне, 1986), снятом в Швеции и ставшим последним фильмом Тарковского, его завещанием. Здесь режиссёрская техника достигает предельной высоты и подводится итог нравственному поиску Тарковского. Герой фильма жертвует личным благополучием — сжигает свой дом, оставляет семью и горячо любимого сына, обрекает себя на молчание — по обету, данному Богу, чтобы спасти человечество от атомной катастрофы. Именно такое, полное и самозабвенное, жертвоприношение представляется режиссёру венцом и смыслом жизни. Последний фильм стал логической точкой в напряженном богоискательстве, пронизавшем всё творчество Тарковского.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*